КОГДА Я СТАНУ КРАСИВОЙ…

К пятидесяти годам — обещаю.

Чтобы заниматься собой, нужно иметь свободное время; не физически свободное, а время, наполненное энтузиазмом, желанием жить.

Такое, как сегодня. Мы ехали на велосипедах. Пустая асфальтированная дорога: по обочинам — сосны; под соснами — подснежники; над всем этим — сияние; рядом красивый мужчина, которым можно украсить любую обложку. Что мне остается желать?..

Весь мой энтузиазм, жизненная сила уходили на зарабатывание денег, воспитание сына и отношения с мужем. Собой я занималась мало, единственное — не давала себе толстеть.

Чтобы не толстеть — бегала, махала руками и ногами на кровати по вечерам (с телевизором или книгой приспособилась), много пила воды и грызла овощей. В результате улучшилась фигура и не ухудшилось лицо.

Всегда считала себя никакой. Ничего выдающегося. Только руки. Однажды мы с Лёней сидели в гостях. И вдруг незнакомый парень напротив схватил мои пальцы и закричал: «Господи, какие руки!» У меня действительно непомерно длинные пальцы, я не встречала пальцев длиннее даже у мужчин. Но впечатление они производят только на женщин с короткими пальцами.

А так у меня все — среднее, никакое. Но зато из этого «никакого» я могла делать разное. Это ценят в актрисах режиссеры. Однажды я показала свои фотографии Татьяне Фониной (той, что придумала ток-шоу «Я сама» на ТВ-6 и еще много чего придумает). Так вот, Таня все удивлялась: «Это — ты? И это — ты? Светка — не верю!».

На меня можно надеть шляпу, берет, платок, кепку, ушанку -мое лицо приспособлено ко всему. Я этим пользуюсь. А другие -не пользуются. (Отзывы женщин: «Ты умеешь себя подать»).

Теперь могу сказать, что женщина, которая из «ничего» может делать «нечто», — и есть красивая женщина.

Много читаю интервью красавиц, и все они — все! — не считали и не считают себя ими. Именно они — Мэрилин Монро, Мадонна — надев обычную одежду, спрятав волосы и не накрасившись, смело ходили по улицам. Мужчины не падали и даже не оглядывались.

Треть прочитанных мной американских историй начинаются так: она приезжает в большой город, несколько лет работает в кафе, потом ее профессионально одевают, красят, показывают режиссеру, он ахает. Снимает ее в кино — ахают все.

Я давно поняла, что красота женщины в ее уме. Красивая та, на которую хочется смотреть. Из каждой можно сделать то, на что хочется смотреть (с разными затратами времени и денег).

Не исключаю и пластических операций, и париков, и протезов (все женщины носят протезы; а как еще назвать каблуки?).

Три последних года говорю себе: моя работа — быть красивой. И уделяю себе час-полтора в день. Это зарядка для лица и тела, купание или обтирание снегом.

Уверена, что работе над собой — работе! — надо отдавать полдня. Но это в проекте, когда (надеюсь) перестану заботиться о сыне и волноваться о том, что кончаются деньги.

Кстати, деньги кончаются, сломался телевизор, печка СВЧ, велосипед, печатная машинка… Полгода не работает баня в деревне, моюсь в сугробе. Сугроб растаял…

Думаю, что быть красивой — это главная работа любой женщины любого возраста. Но наши мамы воспитали нас так, что посвящать время себе считается стыдным, безнравственным. Пока ты не упала, должна работать на других, а когда упала — зачем тебе красота?

Тем читательницам, которые уже осудили меня за тусклые окна, паутину по углам, неглаженные простыни (да, я их не глажу!), хотелось бы сказать… Нет, просто взглянуть в глаза — ясные ли они? Чем объяснить, что, начищая все вокруг, наши женщины не чистят себя изнутри, и эта грязь съедает их волосы, зубы, блеск кожи и глаз?

Мой первый муж деликатно внушил мне, что я почти старуха и никому не нужна. Я почти поверила.

Однажды, накануне моего тридцатилетия, Леонид Жаров принес испеченный женой торт и сказал, что я красивая. Помню, где я стояла и во что была одета. Я, конечно, не поверила и стала гадать, что ему от меня нужно.

Потом, став моим мужем, он невозмутимо продолжал уверять, что я красивая. К сорока годам я поверила. Поверив, стала смотреть, как реагируют на меня другие мужчины. Оказалось, реагируют как на красивую женщину. Стала вспоминать… Оказалось, они всегда так реагировали, но я не замечала, находила какие-то объяснения…

Черт! Кто виноват в том, что половину своей женской жизни я провела с сознанием сутулости, носатости и толстозадости?!

Недавно Эдита Пьеха смущенно сказала в ответ на комплимент телеведущего:

— Нет, я не красивая, я просто… симпатичная.

Эта великолепная женщина до сих пор, кажется, думает, что красота — это форма глаз, носа, ушей. А красота — это всего лишь уверенность в красоте.

Кстати, все эти красавицы не любят делиться своими секретами. Одна говорит, что пьет много воды, поэтому не стареет, другая — закрывается от солнца, третья — много спит… Одна лишь Эдита Пьеха показала (я увидела конец телепередачи), как она двигает носом.

И только какая-то пожилая актриса рассказала, что учила многих работе с лицом, а работает одна Люся Гурченко.

Я тоже двигаю носом! Лбом, челюстями, всем, что двигается. Открываю со всей своей страстью рот и с такой же страстью жмурю глаза. Ведь кожа обвисает потому, что слабеют мышцы, значит, их нужно держать в тонусе. Все очень просто. Я не видела, чтобы икры ног были морщинистыми, ведь они всегда работают.

Однажды мне сделали массаж лица: чуть-чуть погладили и взяли много денег. Самой делать массаж запретили, «потому что могут сместиться мышцы лица». Подозреваю, что это профессиональный миф массажисток, чтобы не остаться без работы.

И я нашла подтверждение этому. Автор маленькой газетной заметки писал, что с лицом нужно обращаться нисколько не нежно. И массировать интенсивно, и растирать, предварительно разогрев. В пример привел кожу мужчин, с которой при бритье обращаются неделикатно, а она гораздо долговечнее женской.

Я поверила в это сразу! Ведь предполагается работа, а работа всегда дает результат. Совсем не по мне ходить с неподвижным лицом, боясь улыбнуться и уныло смотреть в зеркало на все равно отвисший подбородок.

Нет! Чем чаще кровь приливает к лицу, тем полезнее коже. Я буду тереть, щипать, распаривать и обжигать льдом свои морщинки, и если они останутся, то будут веселые, энергичные, а не унылые. В нашей семье самый большой грех — уныние. А не морщины.

Не исключаю, что сделаю хирургическое подтягивание кожи, ведь долг человека — быть приятным окружающим. Но я верю, что мой способ — лучше. Подтянув кожу, ты будешь бояться ее растянуть, и, значит, ты опять без улыбки. Лучше я наращу мышцы лица упражнениями, и они подтянут кожу. Лучше я поголодаю недельку, и кожа омолодится. Лучше я съем три апельсина — и не надо будет никаких пудр и румян (уже три года не пользуюсь ими). Лучше…

Встретимся в мои пятьдесят. Буду без подтяжек для чистоты эксперимента.

16 мая 1996

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", Вы даете согласие на обработку своих персональных данных. Прежде чем отправить свои данные, ознакомьтесь с нашей политикой конфиденциальности.