О ДЕВУШКАХ, НА КОТОРЫХ ХОЧЕТСЯ ЖЕНИТЬСЯ

Разговор с Александром Постниковым (24 года, программист)

СВЕТЛАНА: Ты про женитьбу вообще не думаешь?

АЛЕКСАНДР: Единственный случай за последние два года: общаюсь с девушкой, с которой нарисовалась картинка: как нам здорово, когда мы муж и жена.

СВЕТЛАНА: Ух ты! А можно главное слово про эту картинку?

АЛЕКСАНДР: Я бы сказал слово «равные».

СВЕТЛАНА: И чем же хороша эта девушка, почему ты сделал такие выводы?

АЛЕКСАНДР: Мы общались на разные темы, мне легко было заметить стремление понять меня. Плюс эффектная внешность, но отсутствие высокомерия, любования своей внешностью.

Очень интригует, если девушка в чем-то прошла дальше тебя (я про ум).

СВЕТЛАНА: Меня в последнее время интересует вопрос: желание защитить у мужчин – природное? У тебя когда-нибудь было такое желание?

АЛЕКСАНДР: Защитить – от всего на свете – такое желание появляется, когда сохраняется некая интрига, когда объект не сразу понятен, ну и когда появляется потенциальная угроза.

СВЕТЛАНА: Получается, когда девушка тебя заинтересовала, заинтриговала, то и желание защитить ее появляется? То есть, тут уже видны зачатки любви.

Ну вот просто смотришь на нее – и тебе ее хочется по голове погладить, это жест, который выражает желание защитить. Какая девушка такое желание вызывает?

АЛЕКСАНДР: Та девушка, которая кажется моей или может стать моей.

СВЕТЛАНА: А чувство покоя душевного для тебя важно рядом с девушкой?

АЛЕКСАНДР: Думаю, стоит уточнить вопрос.

СВЕТЛАНА: Для женщин очень важно, что она спокойна рядом с мужчиной. Все говорят про каменную стену, когда речь заходит о мужчине мечты.

То есть, она защитника ищет и своим цыпляткам, и себе, это для нее базовое чувство, главная задача жизни по задумке природы: родить и вырастить цыпляток.

Вот мне и интересно: а мужчине важно, чтобы рядом с женщиной он чувствовал себя защищённо?

АЛЕКСАНДР: Может, назвать это чувством уверенности? Уверенность имеет много параметров – что ты состоявшийся, что ты личность, ощущение стабильности в жизни.

Да, женщина должна давать душевный уют.

СВЕТЛАНА: Пугает ли тебя, если девушка хочет замуж, и ты по каким-то признакам это видишь?

АЛЕКСАНДР: Если я вижу, что она хочет замуж, то интуитивно ставлю барьер. При знакомстве с девушкой обращаю внимание на ее среду и повседневность, в которой она живет.

То есть, наверно, тоже прикидываю, годна ли она для длительных отношений.

СВЕТЛАНА: Что еще настораживает в девушках?

АЛЕКСАНДР: Если девушка ведётся на лесть – мне сразу становится неинтересно. Желание казаться лучше, чем есть – настораживает в девушке, потому что это неискренность и лицемерие.

У меня сейчас пять девушек, на разной стадии отношений.

СВЕТЛАНА: Давай определим, с какой будет самый удачный союз, семья по правилам дружбы.

АЛЕКСАНДР: Интересно… Номер первый. Самая молодая, самая покладистая и самая перспективная в плане создания семьи. У нее вопросы к себе и к жизни – она претендует на звание искательницы истины, и с ней интересно поддерживать беседу. Она не просто верит словам, а анализирует их.

СВЕТЛАНА: То есть, она дает энергию, и с ней интересно? Ну, это много!

АЛЕКСАНДР: С ней интересно, приятно, потому что я вижу: мои слова ей полезны, она их усваивает, как человек с хорошим аппетитом и здоровым желудком усваивает пищу.

СВЕТЛАНА: Ну неважно, главное — с ней интересно, она дает тебе это ощущение.

АЛЕКСАНДР: Это интерес учителя – с моей стороны.

СВЕТЛАНА: Тогда сузим ее пользу для тебя – она всего лишь удовлетворяет твою потребность в признании, в одобрении, похвале.

АЛЕКСАНДР: Но от нее поступает всё-таки и новый для меня материал. Она читает много.

СВЕТЛАНА: Кстати, еще одна из функций дружбы — это уметь оценивать. Иногда мы дружим только потому, что человек нас оценивает, замечает все наши изменения.

Однажды я заметила: наряжаюсь для знакомого мужчины только потому, что он каждый раз оценивал мою внешность; а виделись мы в тот период очень часто; вместе вели проект.

АЛЕКСАНДР: Девушка номер один – самая, пожалуй, здравомыслящая из всех пяти.

СВЕТЛАНА: Вот здравый смысл – такая ценность! Его не купишь, не выучишь в университете. Нет такой науки – здравый смысл.

АЛЕКСАНДР: Ну да, здравый смысл – это адекватность, умение адекватно оценивать реальность. То есть, руководит сознание, а не подсознание, когда речь идет о поступках.

Но эта девушка молода. И в социальном смысле не то немного.

СВЕТЛАНА: А при чем тут социальное положение?

АЛЕКСАНДР: Если я живу в своей квартире, а она живет у родителей, и

ситуацию нельзя изменить или можно изменить, прилагая большие усилия, то я беру это в расчет.

СВЕТЛАНА: Ну, ты берешь это в расчет, и получается: ты из-за такой фигни можешь упустить хорошую девушку.

АЛЕКСАНДР: Мне придётся ходить на работу, чтобы обеспечить её, стать типичным деньгогенератором. А значит, я буду не собой, попросту не останется времени и сил быть собой.

СВЕТЛАНА: Тогда мне вообще нечего было делать с Леонидом. Даже можно было не глядеть в его сторону. Он пришел ко мне в однокомнатную квартиру после развода, будучи отцом двух детей, с зарплатой старшего научного сотрудника (на такую месячную зарплату, сто шестьдесят рублей, можно было купить не самый лучший советский магнитофон).

АЛЕКСАНДР: Но главное – девушка молода, и сама не знает, чего хочет. И неизвестно, чего захочет.

СВЕТЛАНА: Я к тому, что материальные расчеты — они напрасны. Можешь иметь богатую девушку, но у тебя будет желание умереть; а можешь иметь бедную — но она будет такую энергию давать, что у тебя глаза будет гореть.

АЛЕКСАНДР: От богатой девушки я всё равно не смогу принимать ни деньги, ни подарки.

И еще про номер один: она верит всему, что говорят родители: о пользе университета, своей будущей специальности, которая на самом деле никому не нужна.

СВЕТЛАНА: А ты говоришь про ее здравый смысл! Может быть, у нее стереотипное мышление?

АЛЕКСАНДР: Возможно. Потому что здравый смысл – не в словах, а в поступках.

СВЕТЛАНА: Давай про девушку номер два.

АЛЕКСАНДР: Весёлая, добрая, но с верой в чудо. Во всё необъяснимое.

Стандартный набор привлекательных черт. Больше всего меня в ней привлекает, что это не надкушенный бутерброд. Вернее надкушенный, но вынутый изо рта.

Вкус предполагаемый, но не распробованный.

Третья девушка. Красивая, умная, из богатой семьи, с творческими наклонностями, с собственным мнением. При этом весьма свободолюбивая. У нее есть возможность быть независимой.

СВЕТЛАНА: Ну, эта возможность есть почти всегда. Просто цена за независимость всегда велика, поэтому мало кто осмелится прицениться.

Свободолюбивые девушки хороши тем, что они умеют дружить; они понимают ценность свободы и дают свободу партнеру.

АЛЕКСАНДР: Да, но ей нужен такого же социального ранга партнер, с прицелом на мужа. Каждый молодой человек проходит серьёзную проверку.

И я не могу назвать ее предсказуемой.

СВЕТЛАНА: Ну понятно, умные люди предсказуемы, дураки нет.

АЛЕКСАНДР: Она еще не задала себе вопроса, чего она хочет.

СВЕТЛАНА: Девушки хотят одного и того же – найти защитника и кормильца своим будущим детям.

АЛЕКСАНДР: Ну, это они инстинктом хотят. А умом ?

СВЕТЛАНА: А умом они еще прибавляют: найти хорошего друга.

Все равно они хотят высокорангового или потенциально высокорангового самца (это хорошо описал Анатолий Протопопов). Я называю таких мужчин С-С (секс-символы). Секс – это «пол» в переводе.

Умные девушки хотят С-С: уверенного, сильного, спокойного. Когда им мужчина демонстрирует уверенность, они на это покупаются.

Вот меня до сих пор восхищают мужчины с тихим голосом – это же странно? Но объясняется просто: человек мне внушает спокойствие. Спокойствие, уверенность, неторопливость.

АЛЕКСАНДР: Своей сутью, инстинктивно, девушки хотят этого, умом своим они вообще сейчас никого не хотят.

СВЕТЛАНА: Инстинктивно они хотят самца, который бы улучшил человеческий род, передал лучшие гены.

АЛЕКСАНДР: Да, а умом они не хотят пары.

СВЕТЛАНА: Им не нужен партнёр?

АЛЕКСАНДР: Да. У них в жизни и так много событий, жизнь очень насыщенная, привычная, и не хочется ничего менять.

СВЕТЛАНА: Просто девушки еще молодые …

АЛЕКСАНДР: В общем, пока девушка номер три держит дистанцию. И я держу дистанцию.

СВЕТЛАНА: А может, это просто игра умных людей? Оба ждут, кто сделает первый ход?

АЛЕКСАНДР: Пока непонятно.

СВЕТЛАНА: Возможно, она просто ждет шагов от тебя, как интеллигентная девушка, начитавшаяся советов в глянцевых журналах.

АЛЕКСАНДР: Четвёртая девушка. Восемнадцать лет, просто симпатичная и очаровательная в своей простоте. Ей движет только одно стремление — подарить себя кому-то.

СВЕТЛАНА: Значит, она тебе неинтересна. Сделала много шагов к тебе – и стала неинтересна. Хотя возможно, она великолепна во всех отношениях, но сама всё испортила.

АЛЕКСАНДР: Как она может быть великолепна? Она же еще не личность?

СВЕТЛАНА: Но, может быть, она твоя идеальная жена?

АЛЕКСАНДР: Да, инстинктом я хочу найти жену. А умом нет. Это сейчас у многих людей.

СВЕТЛАНА: Действительно, жизнь стала жутко интересной. Количество информации безмерно.

АЛЕКСАНДР: И уму выгоднее подавить инстинкт, как-то видоизменить его. Вместо длинных гуляний под луной – теперь у молодых короткие встречи.

СВЕТЛАНА: Ведь большинство романов происходило от скуки. Пострадать, испытать эмоции хочется — и начинаешь этим жить. Романы были у девушек самой интересной частью жизни. А сейчас много интересного: знакомства, возможности для карьеры, книги, видео, интернет, концерты.

И вы уже не видите смысла тратить время на ухаживание и обхаживание.

Вы не высыпаетесь постоянно. Я не помню, чтобы наши мальчики не высыпались, а для вас это нормальное состояние. Очень жаль, кстати.

АЛЕКСАНДР: Да, согласен. И вот девушка номер пять.

У нас большая разница в возрасте, но в возрасте биологическом. Она неглупа, но и не скажу, что умна. Ведет себя, как девушка двадцати лет, но опыт виден.

И она производит впечатление личности. Интуитивно угадывает, что мне надо; умело, гармонично подстраивается, даёт те ощущения, которые мне нужны.

Но при этом не слишком адекватна, к сожалению. И еще – у нее стремление к серьезному роману.

СВЕТЛАНА: Можно понять девушку.

АЛЕКСАНДР: Привлекательная. Получается, что в целом – она лучше всех.

СВЕТЛАНА: Меня ее неадекватность насторожила…

В общем, мы пришли к тому, что все пять девушек в чём-то не заслуживают звания друга. Ну, потенциального друга. Лучшего друга, ради которого ты всё бросишь, побежишь выручать.

АЛЕКСАНДР: Человек становится таким другом либо вследствие ума, либо вследствие сердца своего.

СВЕТЛАНА: Как написано в нашей книге, счастливую семью могут создать либо два очень умных человека, либо два очень добрых.

АЛЕКСАНДР: Мне кажется (я про последнюю девушку), что она может быть очень хорошим другом. Именно не умом, а сердцем.

СВЕТЛАНА: Мне кажется, должны быть два одинаковых качества у партнеров: или оба умные, или оба добрые.

Потому что если ты умён, а она всего лишь добра… ты всё равно начнешь ее презирать за глупость, тебе станет скучно. Она будет выглядеть в твоих глазах курицей, особенно когда родятся дети.

Там, понимаешь, происходит вот что: у женщины включается материнский инстинкт, она начинает грести под себя и под своего цыплёнка.

«Мой самый лучший, гениальный, его надо устроить на работу, освободить от армии, от налогов!.. И всегда ему — самое вкусненькое!.. Горжусь собой – я сумасшедшая мама!..».

Если до замужества девушка умна на четвёрку, то после рождения ребенка она становится круглой двоечницей. Вся ее доброта превращается в глупость. Куриный инстинкт — это же страшное зрелище. Ни здравого смысла, ни достоинства, ничего не остается.

АЛЕКСАНДР: Мне кажется, что сердце – оно тоже имеет тенденцию воспитываться. Так же как и ум – развиваться.

СВЕТЛАНА: Я знаю одну пару людей, которые всегда вместе. В общем, видно, что любят друг друга. Они оба добрые, с большим сердцем, как говорится; у нее развит материнский инстинкт, у него отцовский.

Так вот, ими руководит сын; с подросткового возраста он — главный в семье.

Однажды они были у нас в гостях, и мы угощали их жареными тыквенными семечками. Муж сказал жене: а почему мы дома такие семечки не едим? вкусно же и полезно?.. Жена ответила, что сын не любит, когда валяется шелуха от семечек. Муж понятливо кивнул.

Если дети выросли и живут отдельно, в таких семьях начальником становится собака или кошка. Я не шучу.

АЛЕКСАНДР: Но ведь можно через сердце повлиять на ум?

СВЕТЛАНА: Попробуй. Но скажу тебе: это ужасное зрелище, смотреть, как твоего собственного ребенка гробит дура.

Один, в общем-то, умный мужчина, женатый второй раз, рассказывал нам: жена не работает, сынку девять лет. И вот картинка за обедом: мальчик только потянется за хлебом – жена подает кусочек, сын только захочет очистить банан, она ему чистит банан.

АЛЕКСАНДР: Я думаю, можно жить и не в идеальной семье. В компромиссной. Ведь семья – не вся жизнь, а только часть жизни.

СВЕТЛАНА: Ты ведь не будешь отрицать, что в семье бывает или хорошо, или плохо. Никак, нейтрально, безразлично не бывает, слишком близко люди друг к другу живут, носом к носу.

Если выбираешь семью, где тебе плохо, значит, выбираешь жизнь, в которой вообще не сможешь расслабиться, потому что дома у тебя всегда битва. Фронт, а не тыл.

Тебя всё начнет раздражать, угнетать твоя бесприютность… в результате заведешь любовницу.

Любовница будет плакать и говорить: я хочу ребенка… И начнется то же самое, если ты не поумнел. Маленький ребенок, зарабатывание новых квартир для детей и престижное обучение для детей.

В результате в пятьдесят лет мужчины нет, он просто умирает, явно или тайно, просто перейдя на растительную жизнь, больное доживание. В случае доживания жена припомнит мужу былые унижения, какой бы доброй она ни была… можешь не сомневаться.

АЛЕКСАНДР: Меня вот что смущает еще: роман вроде в разгаре, но всё равно мой взгляд по сторонам блуждает.

СВЕТЛАНА: Ну и прекрасно, значит, ты не готов пока к отношениям один на один. Блуждай по сторонам, кто тебе мешает?

АЛЕКСАНДР: Время, которое уходит.

СВЕТЛАНА: Куда оно уходит? Ты-то можешь родить ребенка и в шестьдесят лет.

АЛЕКСАНДР: Уже вроде пора…

СВЕТЛАНА: Может, это просто стереотип, который внушен немножко мамой, немножко обществом? И ты думаешь; ага мне уже двадцать четыре, половина народа уже в крепких отношениях. Такие у тебя мысли?

АЛЕКСАНДР: Нет, время уходит, потому что оно сейчас не расходуется на цель. Отсюда ощущение, что время уходит. Пока нет цели.

СВЕТЛАНА: А почему бы не поставить цель каждодневного счастья? Наш девиз, например, каждый день быть счастливыми; эта конец ниточки, за которую можно размотать клубок жизни, образно говоря.

То есть, если сам сумеешь быть счастливым, то осчастливишь этим многих.

Я сейчас знаю: лучше, чем я сейчас живу, жить невозможно. Всё время сплошные удовольствия, больше некуда пихать. Если впихну в день еще одно удовольствие, то выпихнется другое.

И я смотрю: моему сыну живётся хорошо, моему мужу, моей матери. И читатели меня благодарят, тоже улучшают свою жизнь, почитав наши книги.

АЛЕКСАНДР: Если цель будет поставлена умом и не прочувствована сердцем – я не смогу к ней стремиться.

СВЕТЛАНА: Ну почему – у тебя есть талант, можно поиграть в славу. Такая славненькая цель. Любая цель — это игра. Ты же понимаешь, что только заполняешь жизнь.

АЛЕКСАНДР: Верно. Но играть в неинтересную игру не хочется. Мне ни слава, ни деньги не кажутся интересной игрой. Я играл в эту игру с деньгами…

СВЕТЛАНА: Игра в славу интереснее, славы трудно добиться. Поэтому это забавная игра, которой хватает до конца жизни.

АЛЕКСАНДР: На корню такие штуки губит вопрос: что мне это даёт?

СВЕТЛАНА: Даётся ощущения собственной значимости.

АЛЕКСАНДР: Пока что я пришел к осознанию никчемности любого направления. Но это, наверно, этап такой.

СВЕТЛАНА: Если я лежу и думаю, будет мне скучно работать на огороде или нет, мне любая огородная работа кажется скучной. А когда выхожу во двор, начинаю делать грядку – появляется азарт. Делая грядку, смотрю по сторонам, вижу, как улучшить угол двора. В результате работаю часа три, с огромным удовольствием.

Много раз замечала: даже самая противная работа увлекает, когда на ней сосредоточишься.

Вот начинай делать то, что нравится. Придет азарт.

Я просто предсказываю: когда-то ты всё рано придёшь к простому пониманию жизни. Прожить день с удовольствиями, какими бы они ни были, если они не во вред здоровью и людям. На самом деле всё равно, от чего получать удовольствие: от еды или голода, от общения или одиночества.

АЛЕКСАНДР: Я хочу к этому прийти. И вижу такой только путь: иметь возможность каждый день делать шажок в будущее, а остальной день можно посвящать удовольствиям.

СВЕТЛАНА: В понятие счастья входит понятие будущего: ты должен быть уверен — у тебя и завтра будет хороший день. Начинаешь спрашивать: а что для этого надо?

Оказывается, три пункта. Надо стабильную, интересную работу. Здоровье. Человека проверенного рядом. Потому что человек рядом дает кайф огромный, возможность постоянно разговаривать, обсуждать (а значит, смаковать) текущую жизнь.

АЛЕКСАНДР: Это три пункта, они сами по себе очевидны. Но отношение к ним не такое простое. Здоровье – всем нужно, вроде бы. А на деле выходит…

СВЕТЛАНА: На деле выходит: есть много удовольствий, которые интереснее.

АЛЕКСАНДР: Ну… вот для моего здоровья спорт нужен, но я же не занимаюсь.

СВЕТЛАНА: У тебя при этом не болит голова, ничего не болит постоянно. Ты знаешь, что всегда можешь заняться спортом, что будешь заниматься.

АЛЕКСАНДР: Но я ничем не отличаюсь от толстяка, который тоже так думает: когда-нибудь займусь…

СВЕТЛАНА: Ты не толстяк, не больной. Поэтому откладываешь заботу о здоровье на потом.

Веллер же объяснил; людям нужны ощущения немедленно и сейчас. Ощущение своего здоровья, которое когда-то потом будет, оно абстрактно, а ощущение от «эх, давай выпьем, закусим, закурим» дает мгновенный кайф.

АЛЕКСАНДР: Да, я это сейчас чувствую. Такая хорошая беседа, что хочется кофе с шоколадом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", Вы даете согласие на обработку своих персональных данных. Прежде чем отправить свои данные, ознакомьтесь с нашей политикой конфиденциальности.