"Больше чем муж"

.

Сегодня небольшой отрывок из новой книги Светланы Ермаковой и Леонида Жарова, которая пишется прямо сейчас:

СЕ: Прочитала две интересные книги польской писательницы Мануэлы Гретковской. Вот отрывок ее интервью, о ее семейной жизни, о муже Петре.

«ВОПРОС: Насколько ты в него веришь?

МАНУЭЛА: Пожалуй, очень. В конце концов, ради Петра я бросила всё: страну, семью, друзей. Разве это не безумие? Мне же не двадцать лет, чтобы в очередной раз мчаться за кем-то на край света. Но я решилась. Уехала к Петру в Швецию, в деревню, на остров. Для меня это и есть край света. Другая культура, другой климат.

ВОПРОС: Это мужчина твоей жизни?

МАНУЭЛА: Больше. Больше, чем муж (муж у меня как раз был), больше, чем партнер, потому что нас не связывают деловые отношения — кроме того, что мы вместе пишем сценарий, — даже, пожалуй, больше, чем любовник. Когда я на него злюсь, то обзываю «мужиком», и он обижается, потому что тогда я приравниваю его к другим мужчинам.

ВОПРОС: Понятно. Мужчина — очень простой механизм, в нем всего один рычаг. Это цитата из твоей книги.

МАНУЭЛА: Да, это правда, хотя, конечно, и не вся. То, что, живя с Петром, я изучаю мужчину, учусь его уважать, — тоже правда. Наш союз совершенно партнерский, мы друг друга поддерживаем и по очереди носим на руках. Хотя Петр скорее задает направление, а уж я украшаю путь.

ВОПРОС: А кто, к примеру, готовит?

МАНУЭЛА: В принципе, каждый сам себе готовит. У нас довольно разные вкусы, разное здоровье, бывает, что мы едим в разное время. Петр встает поздно, особенно после ночных дежурств, так что когда он завтракает, я уже обедаю. Все же готовит чаще Петр, и я, честно говоря, гораздо больше доверяю его стряпне, чем он моей.

ВОПРОС: У тебя есть какие-нибудь специальные ритуалы, связанные с творчеством? Что делает Петр, когда ты пишешь? Ходит на цыпочках?

МАНУЭЛА: Я не устраиваю из своей работы шоу. Это почти ничем не отличается от приготовления пирога, самое обычное дело. Чаще всего я пишу, когда Петра нет дома, когда он работает в Центре, или утром, когда он еще спит. У нас немного разный режим, мы порой можем разминуться, но зато уж если вместе, то сосредоточены исключительно друг на друге.

ВОПРОС: И тогда начинается идиллия?

МАНУЭЛА: Случаются идиллии, а случаются и шекспировские драмы. Во мне сидит какой-то романтический трагик, которому необходимо постоянно чувствовать себя влюбленным.

Когда я чувствую, что это ощущение ослабевает, — а я не в состоянии жить с мужчиной, в которого не влюблена, — я устраиваю трагедию, провоцирую напряжение, дохожу до границы разрыва. И все это ради того, чтобы отыскать в себе влюбленность.

Это в своем роде рецепт удачного союза, но он годится только для тех, у кого крепкие нервы. У Петра крепкие. Кроме того, наши чувства подпитываются неизбежными разлуками. Я часто езжу в Польшу. И это тоже положительно сказывается на наших отношениях.

ВОПРОС: Вы так близки уже шесть лет. Ты считаешь, он все еще видит тебя во сне?

МАНУЭЛА: Более того, нам часто снятся одинаковые сны. Нас связывает удивительная телепатия. Особенно во время поездок на машине — тогда мы просто читаем мысли друг друга, говорить вообще не приходится.

И еще одно — это кажется невероятным, но оказалось, что я улавливаю мысли Петра и… по запаху. Когда это произошло впервые, мы чуть не спятили от потрясения. Петр сидел в комнате, полусонный, а я вдруг ощутила над его головой запах резины. Оказалось, что он вспоминал цветные воздушные шарики из своего детства.

ВОПРОС: При таком взаимопонимании вам, наверное, незнакомо слово «ссора»?

МАНУЭЛА: Да нет, знакомо, даже скандалы случаются, у нас ведь у обоих характеры нелегкие. У меня раз в месяц случаются женские приступы плохого настроения — собственно, я могла бы над собой поработать, но Петр умеет справляться с такими ситуациями, причем все лучше и лучше.

Он первый читатель и рецензент всех моих текстов, порой суровый критик, с которым я соглашаюсь, потому что со стороны виднее.

Но уж если я уверена в своей правоте, то не уступлю. Ни за что на свете. Тогда мы ссоримся, иногда даже всерьез, потому что начинается с вопроса, зеленый это цвет или синий, а кончается мировоззренческими проблемами.

Всё же мы видим мир по-разному. А компромиссов или золотой середины не признаем. Один раз уступлю я, другой — он, а третий — оба будем настаивать на своем. Переубедить друг друга не удается, но мир от этого не рушится. Многие проблемы со временем рассасываются сами — меняется точка зрения.

ВОПРОС: Ты твердо решила оставаться с Петром в счастье и в горе? Навсегда?

МАНУЭЛА: Навсегда ничего не бывает. Мы очень этого хотим и очень следим за тем, чтобы не разбить наше «вдвоем».

Но мы лишены утомительной уверенности, что всегда будем вместе, до конца наших дней, в теплом безопасном гнездышке, в домашних тапочках. И это идет нам на пользу.

ВОПРОС: Петр для тебя вторая половина яблока или второе отдельное целое?

МАНУЭЛА: Вторая косточка в яблоке. Особая энергия огромного воздействия. Яблоня ведь вырастает из косточки».

— — —

ЛЖ: Несомненно, это пример семьи-дружбы, но эта семья только в начале своего расцвета, пока что идет притирка характеров, выработка общих правил. Только вот для выработки общих правил нужно много времени, не каждая семья может и хочет тратить на это время, к сожалению.

***

Все мысли и открытия авторов теперь можно будет получать более оперативно, не дожидаясь новой книги. 2 раза в неделю на ваш e-mail будет приходить новый выпуск. В каждом выпуске обязательно три темы: любовь, радость и здоровье.

  • Подписка считается от того месяца, когда была произведена оплата. В какой бы день месяца вы ни подписались на рассылку – вам сразу будут высланы все пропущенные выпуски за этот месяц!

Подробное описание >>>

Содержание книг за 2011-весну 2012 года можно посмотреть здесь — Комплект «Мы всё живее, живейте с нами!»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", Вы даете согласие на обработку своих персональных данных. Прежде чем отправить свои данные, ознакомьтесь с нашей политикой конфиденциальности.